Обо мне

Моя фотография
Москва, Russia
Добро пожаловать в мой блог!:)) Здесь я буду делиться с вами тем, что мне интересно. А интересует меня многое)) Моё самое любимое занятие - вышивка крестом, также нравится шить и вязать. Изучаю историю Великой Отечественной Войны. А ещё я с большим удовольствием занимаюсь коллекционированием кукол: современных и антикварных. Очень люблю шить для них наряды:)) Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, напишите мне по адресу LaCasalinga@mail.ru и я обязательно отвечу. Спасибо, что заходите:))

вторник, 27 марта 2018 г.

О нефти, пшенице, спичках и коровах. И совсем чуть-чуть о разрыве дипотношений между Англией и СССР

"Газеты писали о том, что знаменитая кинозвезда Пола Негри разводится с мужем - грузинским князем, о том, что принц Уэльский упал с лошади, что писатель Морис Бедель рассказал, как спортивно, без переживаний норвежские фрекен проводят ночи с галантным французом, что Примо де Ривера холодно разговаривал с испанским королем, что в состязании на длительность танца победила чета Смитс, протанцевавшая чарльстон без перерыва двадцать часов подряд.

Куда более серьезные события развертывались за кулисами. Шла, например, война между Англией и Америкой, война без танков, без бомбежек, но со множеством жертв. Каучук, главным производителем которого была английская колония Малайя, упал катастрофически в цене. Тогда министр финансов Великобритании Уинстон Черчилль начал битву; специалисты  ее называли "планом Стефенсона": площадь, засаженная гевеями, сужалась или расширялась в зависимости от мировых цен на каучук. Напрасно Стюарт Готшкинс, вице-председатель "Американской каучуковой компании", пытался договориться с Черчиллем. Напрасно президент Соединенных Штатов Гувер восклицал: "Вмешательство государства прежде всего безнравственно!" Плантации сжимались, и каучук рос в цене. Сотни тысяч малайцев, лишившись нищенского заработка, умирали с голоду. Американцы нажимали на Гаагу - второй страной по производству каучука была Индонезия, принадлежавшая голландцам.

В Соединенных Штатах гевеи не могут расти, но эти деревья оказались в крохотной Никарагуа. На беду, маленькая республика попыталась отстоять свою независимость. Времена меняются. В 1961 году нападение на Кубу возмутило мир. Иначе было в 1929 году. Генерал Сандино напрасно взывал: "Вчера авиация обстреляла четыре деревни. Янки скинули свыше сотни бомб. Убиты семьдесят два человека, среди них восемнадцать женщин. Позор убийцам женщин! Янки хотят проглотить Никарагуа, как они проглотили Панаму, Кубу, Порто-Рико. Братья, вспомните о Боливаре, о Сан-Мартине! Отечество в опасности!.." Американцы лаконично сообщали: "Наш экспедиционный корпус вчера окружил одну из банд Сандино. Преступники уничтожены. Наши потери незначительны".

Шла и другая война - за нефть - "Роял-Детч" с американским трестом "Стандарт-ойл", сэра Генри Детердинга с мистером Тиглем. Враги заключили перемирие для совместных действий против Советского Союза.

Швед Ивар Крейгер, талантливый авантюрист, романтический шулер, король спичек, раздавив конкурентов, бросил вызов Москве; у него был темперамент Карла XII.

Форд воевал с "Дженерал моторс", "Дженерал электрик" с "Вестингаузом". Магнаты железных дорог опрокидывали правительства Франции. Король обуви Томас Батя глядел свысока на президента Чехословакии.

Я видел, как парижские маклеры организовывали биржевую панику; в Швеции я был на заводах Крейгена; в Лондоне взглянул на сэра Генри.

понедельник, 26 марта 2018 г.

Несколько слов о гражданской войне... воспоминания очевидца

"Есть воспоминания, которые радуют, приподымают, видишь порывы, доброту, доблесть. Есть и другие... Напрасно говорят, что время все исцеляет; конечно, раны зарубцовываются, но вдруг эти старые раны начинают ныть, и умирают они только с человеком.

Мне предстоит рассказать о нехорошем. За два века до нашей эры Плавт веселил римлян своими комедиями; от них в памяти остались четыре слова: "Homo homini lupus est". И мы часто говорим о морали того общества, которое построено на корысти, на борьбе за кусок пирога: "Человек человеку - волк". Плавт напрасно приплел к делу волков. Л.А. Мантейфель, изучавший жизнь этих животных, мне говорил, что волки редко дерутся друг с другом, да и на людей нападают только доведенные голодом до безумия. А я в моей жизни не раз видел, как человек травил, мучил, убивал других безо всякой к тому нужды. Если бы звери могли размышлять и сочинять афоризмы, то, наверно, какой-нибудь седой волк, у которого его сосед вырвал клок шерсти, пролаял бы: "Волк волку - человек".

Что мне сказать о киевском погроме? Теперь никого ничем не удивишь. В черных домах всю ночь напролет кричали женщины, старики, дети; казалось, это кричат дома, улицы, город.

Перец Маркиш написал в те годы поэму о погроме в Городище; там убили пятьсот человек. В Бабьем Яру убили свыше семидесяти тысяч евреев, в Европе - шесть миллионов... Я себя ловлю на этом сопоставлении. Недавно я слышал машину, которая сама сочиняет музыку. Так вот мне кажется, что вместо сердца отстукивает цифры мыслящая машина. Да, в 1919 году палачи еще не додумались до газовых камер; зверства были кустарными: вырезать на лбу пятиконечную звезду, изнасиловать девочку, выбросить в окно грудного младенца.

четверг, 14 декабря 2017 г.

Янки в Германии

"Как-то раз, заехав по делам к советскому коменданту Берлина генералу Котикову, я встретил в его кабинете на Луизенштрассе двух американских офицеров, которые явились сюда по необычному поводу. Американский полковник привез от генерала Клея частное письмо с просьбой помочь обнаружить похитителей, которые у него, Клея, среди бела дня украли легковую машину... Трумэн только недавно подарил Клею какую-то диковинную машину. Клей оставил ее у ворот американского штаба, а через несколько минут она исчезла. На ноги была поставлена вся военная полиция, сыщики обшарили все берлинские трущобы, но машина как в воду канула. Клей даже сделал публикацию в газетах, обещал "по-царски" наградить любого, кто наведет на след пропавшей машины. В награду он предложил... сто пятьдесят пачек американских сигарет "Кемел". Это также не дало результатов, и теперь генерал Клей обращался за помощью к советской комендатуре, чтобы провести совместную акцию по розыску трумэновского подарка.

То, что в американском секторе воровали машины, грабили прохожих, квартиры, было не ново.

В Берлине, в  западной части города, по статистике, с которой тогда удалось познакомиться, каждые пять минут совершалось серьезное преступление. Торгаши, спекулянты, гангстеры, наводнившие Европу, принесли с собой американские порядки и нравы носителей американской "демократии". Даже генерал-губернатор Клей нашел возможным открыто заявить в печати, что он готов расплачиваться за услуги американскими сигаретами. Этот факт показывал, что американцы превратили свои сигареты в твердую валюту для Германии и наживали на этом колоссальные деньги.

среда, 29 ноября 2017 г.

О "мальчике Коле"

По "Коле из Уренгоя" прошлись все, кому ни лень... его речь возмутила многих! Меня в том числе! Писать по этому поводу я ничего не собиралась, хотя в душе всё клокотало от возмущения. Мне просто попалось на глаза неплохое видео на эту тему, решила разместить его на своей странице. От себя добавлю только несколько слов на эту тему: мне, потомку Победителей нацизма, не за что каяться и посыпать голову пеплом перед сидящими в Бундестаге! Это ИХ предки пришли на НАШУ землю со своими изуверскими идеями сверхчеловеков! Хорошие немцы, не хотевшие воевать, погибли в нацистских концлагерях или вели антифашистскую деятельность в подполье! А те, кто был взят в плен в "так называемом Сталинградском котле" пришли к нам за своим куском земли, обещанном им Гитлером. Пришли по трупам наших женщин, детей, стариков... И мне жаль НАШИХ военнопленных, умерших в немецком плену от невыносимого голода и нечеловеческих пыток!!! А не этих "несчастных, не хотевших воевать" немцев! Кто вообще отправил этих школьников туда с такой речью?!!! И что-то я не припоминаю никаких немецких делегаций в нашей Государственной Думе хоть с какими-нибудь мало-мальскими извинениями за то, что натворили их деды на нашей земле! Я всегда говорила и повторю снова: если ВЫ не будете рассказывать ВАШИМ детям правду о Великой Отечественной войне, им расскажут о ней ДРУГИЕ! И вот результат! 

смотрите, слушайте. 

среда, 8 ноября 2017 г.

Музей уникальных кукол

Посетила, наконец-то, Музей Уникальных Кукол. Жаль только, что поход в музей был спонтанный, поэтому фотографии сделаны на телефон и не очень хорошего качества. Впечатления самые приятные! Музей небольшой, но очень хороший. Экспонаты весьма интересные, есть много редких кукол. Единственный минус, на мой взгляд, это зеркальные задники в стеллажах - плохо фотографии получаются. Но сам музей рекомендую к посещению :) 





суббота, 7 октября 2017 г.

На Нюрбергском процессе... Паулюс.

"...Примером очередного жульничества адвоката была также история с допросом бывшего фельдмаршала Паулюса - командующего Шестой немецкой армией, разгромленной под Сталинградом. В свое время он написал заявление, адресованное советскому правительству, в котором подробно рассказывал о том, как готовилась война против Советского Союза. Заявление Паулюса было передано в распоряжение Международного Военного Трибунала.

Однако, когда советский обвинитель попытался огласить его на заседании трибунала, вдруг со своего места сорвался адвокат Кейтеля. Он заявил, что защита категорически возражает против оглашения этого документа, так как, видите ли, заявление не заверено в нотариальной конторе и вообще вызывает сомнение достоверность этого документа. Защитник настаивал на том, чтобы сам Паулюс, если он жив, предстал перед трибуналом.

Заявление Паулюса было одним из убедительных документов, подтверждавших преступления немецкого генералитета. Защитники всячески пытались отвести эту улику и неожиданно попали впросак. Дело в том, что после разгрома 330-тысячной армии Паулюса, после его сдачи в плен геббельсовская пропаганда распространила версию, что Паулюс погиб, а во всей Германии объявили трехдневный траур по случаю тяжелого поражения под Сталинградом. Защитники полагали, что если Паулюс и жив, то советское обвинение не решится вызвать его в Нюрнберг. Расчет был прост: подвергнуть сомнению подлинность заявления Паулюса и таким образом отвести от своих подзащитных одну из серьезных улик.

После того как адвокат сделал свое заявление, советский обвинитель, пытаясь сдержать ироническую улыбку, сказал:

- Господа судьи, если защита настаивает на вызове Паулюса, мы можем сейчас пригласить его в зал заседаний. Он находится рядом, в комнате свидетелей... 

Эти слова произвели впечатление неожиданно разорвавшейся бомбы. Замерли подсудимые, растерянно смотрели друг на друга защитники, у входа в зал началась суматоха - журналисты, слонявшиеся в кулуарах, бросились занимать свои места. Тот же защитник, немного оправившись, снова поднялся на трибуну и, запинаясь, сказал:

- Господа судьи, я проконсультировался со своими коллегами, и мы не возражаем против оглашения заявления Паулюса. Вызов его в трибунал считаем нецелесообразным...

Трудно было представить, что в течение буквально нескольких десятков секунд адвокат мог проконсультироваться с двумя дюжинами своих коллег.

Советский обвинитель еще раз сказал, что просит трибунал вызвать на заседание бывшего фельдмаршала Паулюса. Трибунал дал согласие, и в сопровождении коменданта суда в зал вошел высокий худощавый человек в штатском костюме. Это был Паулюс. В наступившей тишине послышалась грубая брань. Это Герман Геринг, обескураженный и обозленный появлением неожиданного свидетеля, громко выругался по адресу Паулюса.

Бывший фельдмаршал подтвердил на допросе свое заявление, рассказал о тайной подготовке нападения на Советский Союз, о роли немецкого генералитета в организации и руководстве фашистской агрессией.

Вскоре после описанного инцидента я разговаривал с одним американским юристом. Я поинтересовался его мнением о жульнических проделках адвокатов. Американец спокойно ответил:

- Я отлично понимаю их. Подсудимые могут защищаться любыми методами. Они и их адвокаты могут делать всё, что угодно, лишь бы добиться своей цели...

Но добиться своей цели на заседаниях Международного Военного Трибунала не удалось ни преступникам, ни адвокатам, ни их покровителям. Советское обвинение решительно отвергло все попытки использовать процесс для реабилитации германского фашизма."

Ю. Корольков, "В Германии после войны... и еще через двадцать лет", 1965 год.